Валерий Тишков
Национализм и выборные кампании

В российском идеологическом и политическом репертуаре сохраняется притягательность почвеннического, этнического национализма (далее – будем называть это просто национализмом). Казалось бы, национализм в его этническом варианте – это рискованная и недальновидная политическая стратегия. Тем не менее, такой национализм присутствует в современном мире и даже проявляется с новой силой в странах европейской демократии. Вспомним о серии заявлений западных лидеров о «крахе политики мультикультурализма», укажем на политическое продвижение националистических партий и отдельных политиков в ряде выборных кампаний.

В граждански незрелых обществах, при плохом правлении и социальных неурядицах люди чаще выбирают этническую солидарность как ресурс в экономической или политической конкуренции, как аргумент оправдания неправового поведения, включая экстремизм и насилие. В России и в других странах бывшего СССР проблем с национализмом более чем достаточно. Около 10 лет тому назад я писал о «трудном прощании с национализмом». Но ныне ситуация не выглядит лучше. И это при том, что высшее руководство страны и наука сделали многое, чтобы утвердить в стране межэтническое согласие и представление о российском народе как о гражданской нации с общей для россиян государственно-политической и историко-культурной основой.

Противники российского проекта существуют не только среди представителей меньшинств (за последние 10 лет с этой стороны отторжение стало гораздо меньше), но и среди доминирующего народа – русских. Эти противники продолжали намеренно или по неведению представлять российский народ (россиян) как антипод подлинно «национального (читай – этнического) самоопределения» и «национальной государственности». Или же идея гражданской нации представлялась как преждевременная и невозможная по причине «авторитарного режима», либо даже «отсутствия в стране самих граждан» в смысле свободных и равноправных личностей. Другими словами, как националисты разного толка, так и твердые либералы испытывали по разным причинам неудобства с пониманием российскости в ее национальной форме, хотя те и другие соглашались с категориями национального применительно к интересам страны, ее экономики, здравоохранения, образования, крупных проектов и сборных спортивных команд, которые привычно называются в России «национальными». Даже самые ярые отрицатели гражданской нации россиян называют себя президентами «Института национальной стратегии», не будучи способными ответить, к какой нации относится эта национальная стратегия.

В 2011 г., несмотря на растущую с конца предыдущего года риторику националистов шовинистического толка, замешанную на ксенофобии, антимиграционизме и антилиберализме, ситуация сначала не казалась столь драматичной. В феврале в Уфе прошло заседание Президиума Государственного совета РФ с обсуждением вопроса о межнациональных отношениях. На нем были высказаны, в том числе и Президентом России Д.А. Медведевым, положения о необходимости сохранения российской многонациональности наряду с обеспечением общероссийской идентичности и патриотизма. На уровне федерального правительства Минрегион проводил последовательную политику обеспечения «единства в многообразии», провел информационную кампанию «Народов много – страна одна». В июне накануне заседания президиумов президентских советов по науке и по культуре в г. Владимире состоялась встреча Президента России с учеными-историками, на которой прозвучали предложения о праздновании 1150-летия российской государственности и других важных исторических дат отечественной истории и даже об объявлении 2012 года Годом российской истории (9 января 2012 г. такой президентский Указ был подписан). На той встрече историки сообщили Президенту, что все новейшие данные говорят в пользу того, что государственность страны с самого начала возникла на многоэтничной основе как политическое образование славянских, финно-угорских и скандинавских племен. Норманнский компонент в образовании древнерусской государственности нисколько не умаляет ее значение и самобытность.

В начале сентября в г. Ярославле прошел Мировой политический форум «Современное государство в эпоху социального многообразия» с участием выдающихся политиков и ученых разных стран. В выступлении российского Президента было сказано, что «наше национальное многообразие – это не только вызов, но и благо, это наше преимущество. Историческая судьба России – это сплав коллективного творчества всех народов, которые разнятся и по языку, и по религии, и по культуре, и по обычаям. Именно это разнообразие позволяло нам находить ответы на самые сложные вопросы, находить ресурсы, создавать новые знания, создавать новые силы для ответа на самые проблемные темы»1. Первая секция форума была посвящена теме устройства демократических институтов в полиэтничных обществах. Сделанный мною «запевный» доклад на этой секции предупреждал против преждевременных похорон мультикультурализма, напоминал, что реальная политическая практика многоэтничных государств продолжается, а также обращал внимание на факт исторической поликультурности России2. В этом же духе были сделаны почти все выступления на форуме, кроме выступления Д.О. Рогозина, о котором речь пойдет ниже.

Общественная практика показывает, что инвестировать в национализм и ксенофобию не только аморально, но зачастую даже не целесообразно. Куда практичнее обозначить социально важную программу. Однако же в определенные моменты национализм приносит дивиденды, особенно в периоды избирательных кампаний, как пиар-ход. Именно таковой была ситуация во второй половине 2011 г. и в начале 2012 г. в России. Мониторинг этой ситуации проводился Сетью этнологического мониторинга и другими общественными организациями, включая Общественную палату РФ. Анализ проблемы и выводы на будущее представляют несомненную важность для общества.

Думская выборная кампания3. Кампания по выборам в Государственную Думу в 2011 г. характеризовалась активным использованием националистической риторики. Ксенофобские призывы звучали на этапах партийной борьбы. Первой думской партией, использовавшей националистическую риторику, стала ЛДПР. Ее лидер В. Жириновский еще на парламентских выборах 2007 г. выдвинул лозунг «Мы – за бедных, мы – за русских!». Отождествление этнического большинства страны с социально неблагополучным населением сближало позиции Жириновского и крайних националистов. В январе 2011 г. в популярной телепрограмме «Поединок» Жириновский назвал Северный Кавказ «основной проблемой русского народа», обвинив выходцев из данного региона в уклонении от уплаты налогов и в нежелании соблюдать законы. Русские же, по его словам, нуждаются в защите от «наглого» поведения кавказцев. Это телевизионное выступление лидера ЛДПР вызвало негативную реакцию руководителей северокавказских республик. Депутаты парламента Чеченской Республики призвали своих коллег из Госдумы отстранить Жириновского от поста вице-спикера. С аналогичной просьбой обратились депутаты Народного собрания Ингушетии. И.о. муфтия Духовного управления мусульман республики Северная Осетия Гацалов сказал, что заявления Жириновского идут вразрез с Конституцией и российским законодательством4.

Пережив публичную критику, весной фракция ЛДПР в Госдуме начала проведение серии круглых столов по национальной проблематике, на которые приглашались националистические деятели, такие как А. Белов, Д. Демушкин, К. Крылов, В. Тор, В. Иванов (Истархов) и др. Именно эти люди были организаторами акций и кампаний под лозунгом «Хватит кормить Кавказ!». 6 июня в стенах Госдумы прошел круглый стол на тему «Русский вопрос: пути решения», в ходе которого экс-лидер ДПНИ А. Белов заявил, что в российском законодательстве нужно закрепить право русских на историческую территорию, создать из Российской Федерации унитарное русское государство. К. Крылов заявил, что в России не действуют основные свободы, русские не имеют собственной государственности, а «русские организации» не имеют возможности для полноценной публичной деятельности5. После дискуссий и круглых столов фракция ЛДПР 20 июня направила законопроект в Госдуму, смысл которого заключался в признании утратившим силу закона «О противодействии экстремистской деятельности». Однако целью фракции была не столько сама законотворческая инициатива, сколько привлечение к себе внимания. При партии был создан «Русский общественный совет», куда вошли некоторые представители «русских националистов». Совет позиционировался как консультативный орган «для новых законотворческих проектов по русскому вопросу».

В августе руководитель фракции ЛДПР в Госдуме И. Лебедев в интервью заявлял, что ЛДПР в преддверие выборов намерена сфокусироваться на национальной теме: «Большим тиражом будут изданы специальные агитационные брошюры, содержание которых будет посвящено теме защиты русского народа». «Мы собираемся внести осенью ряд законодательных инициатив: мы хотим добиться изменений в преамбуле Конституции – там должно быть записано, что на территории России проживает не только многонациональный народ, но и русские. Также мы внесем законопроект «О поддержке русского народа»6. Лебедев также высказывался в том смысле, что «есть народы и национальности, которые просто не умеют себя вести»7. На сайтах ряда региональных отделений ЛДПР появились лозунги: «Защитить русских!», «Русские – государствообразующий народ», «Никакой аренды русской земли иностранцами!»8. В московский список ЛДПР по выборам в Госдуму вошли В. Буданов (сын убитого полковника Ю. Буданова), М. Коротков-Гуляев (адвокат националистки Е. Хасис)9. 20 октября на пленарном заседании Законодательного собрания Пермского края лидер фракции ЛДПР С. Митрофанов внес от фракции предложение инициировать от имени пермского ЗС поправку в Конституцию РФ, в которой фиксируется государствообразующая роль русского народа. При голосовании эта идея депутатами была отвергнута. 4 ноября митинги ЛДПР с использованием ксенофобской риторики прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Иваново, Краснодаре, Омске, Саратове. В Саратове ЛДПР пыталась присвоить бренд «Русского марша», организовав смс-рассылку с приглашением приходить на собственное мероприятие под этим названием. В Омске ЛДПР также организовала мероприятие под названием «Русского марша», причем участники шествия выкрикивали лозунг «Россия для Русских!».

9 ноября И. Лебедев провел презентацию доклада «Новая национальная политика России», где заявил, что «Россия стремительно исчезает, Россия в опасности – и как государство, и как культурно-историческая общность». В докладе говорилось, что еще со времен Российской империи власть осуществляет политику ускоренного развития национальных окраин за счет русских, утверждалось, что мультикультурализм привел к поощрению государством преступлений, которые совершают иммигранты, и в качестве панацеи от всех бед предлагалось преобразовать Россию в унитарное государство10.
ЛДПР издала три предвыборные брошюры «Русские», «ЛДПР укажет дорогу» и «Русские, жестче взгляд!», в которых использовалась националистическая и ксенофобская риторика. Авторы брошюры утверждают, что основной состав криминальных группировок – нерусские, что русские «оказались самыми униженными и бесправными». «Везде терроризируют русских. Убивают, грабят, насилуют. Режут среди бела дня, даже не боясь полиции. Потому что уверены, что смогут откупиться, что ничего им за это не будет». В брошюре «Русские, жестче взгляд» рисовалась картина якобы угнетенного положения русских в СССР, где жители Кавказа будто бы «наживались за их счет». Активно использовалась и мигрантофобская риторика: о мигрантах как о «пятой колонне» государств, откуда они прибывают, как об источнике напряженности, о вывозе денег трудовыми мигрантами, о якобы значительном уровне преступности среди мигрантов. Один из идеологических лидеров русского национализма А. Севастьянов призвал читающих его сочинения в интернете голосовать за ЛДПР.

4 ноября лидер ЛДПР В. Жириновский, вероятно, страхуясь от возможного снятия с выборов за использование националистической риторики, предложил наказывать силовые действия на межнациональной почве 20 годами тюрьмы или даже пожизненным заключением, а также ввести пожизненное заключение для участников конфликта, если кто-то убит. Для разрешения межнациональных конфликтов Жириновский предложил включить в программу обучения школьников старших классов и студентов предмет «Культура межэтнического общения»11.

Заинтересованность в политической кооперации с националистами проявила партия «Справедливая Россия». Уход ее лидера С. Миронова в мае из Совета Федерации совпал с радикализацией его риторики. «Справедливая Россия» вошла в контакт с националистическим движением «Народный собор». Член НС Н. Слепнев был избран в Центральный совет «Справедливой России». Миронов в интервью заявил о том, что на территории «традиционного проживания русских» якобы создаются «анклавы выходцев из других национальных республик» и сами эти выходцы «считают, что у кого кошелек толще, у того и прав больше»12. В предвыборной программе партии «Справедливая Россия», наряду с предложениями о программах интеграции мигрантов, содержались тезисы о возможном создании мигрантами «чуждых нашей культуре этнических анклавов» и разрушении ими «сложившегося этнокультурного баланса»13.

Контакты с националистическими организациями партии «Правое дело» обнаружились летом 2011 г. Попытка сделать ребрендинг партии была связана с деятельностью российского миллиардера М.Д. Прохорова. 25 июня на внеочередном съезде этой партии бизнесмен был избран ее лидером. Акцент в своей кратковременной деятельности на этом посту он сделал на расширении электорального поля либералов посредством подключения к проекту неоднозначных персонажей с ксенофобскими настроениями и националистическими взглядами. В предварительный партийный список кандидатов на парламентских выборах в Московскую областную Думу был включен известный публицист и член «Русского общественного движения» В. Милитарев. На первые позиции в партии выдвинулся Е. Ройзман, руководитель фонда «Город без наркотиков» из Екатеринбурга. Предполагалось, что тот войдет в федеральный список партии на выборах в Государственную Думу 4 декабря. В его высказываниях присутствовала ксенофобская тематика (наркоторговля как этнический бизнес цыган и пр.). В августе в российских изданиях прошла серия публикаций о контактах одного из лидеров «Правого дела» Б. Надеждина с радикальными организациями русских националистов. Надеждин заявил о том, что Московская область – это «русская земля». Выступая на радио «Свобода», он говорил о том, что приезжие «режут баранов на улицах» и «по ночам танцуют лезгинку», что в случае реализации доктрины мультикультрализма в Подмосковье «появятся поселки индусов, которые будут бросать своих мертвецов в реки». Однако дрейф «Правого дела» в направлении национализма был остановлен в сентябре, когда недовольство включением Ройзмана в партийные списки спровоцировало острые дискуссии внутри партии.

Отставка Прохорова совпала с прекращением популистской кампании.
Заигрывания с националистами имели место со стороны КПРФ. 6 августа на городской конференции компартии в Санкт-Петербурге в качестве кандидата в депутаты на общенациональных парламентских выборах был выдвинут известный бард-антисемит А. Харчиков (автор скандально известной песни «Почему Россией правят жиды?»). 3 октября в Государственной Думе состоялся круглый стол на тему «Русский народ в Российской Федерации: статус, проблемы, перспективы, законодательное обеспечение», организованный фракцией КПРФ, Всероссийским общественным движением «Русский Лад» и другими организациями. Председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ В. Никитин выступил с докладом «Русский народ: геноцид и национально-освободительная борьба». В нем он говорил о геноциде русских, о русских как о «разделенном народе», о том, что русские в России лишились «права на землю, собственность, власть и даже на жизнь». Депутат Госдумы от фракции КПРФ В. Федоткин заявил о «проникновении в страну большого количества агрессивных и неквалифицированных мигрантов». Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы С. Обухов предложил закрепить в Конституции за русским народом статус государствообразующего и вернуть в паспорт графу «национальность». Таким образом, многие лозунги националистов пришлись кстати и для представителей компартии.
25 октября Г. Зюганов выступил с обращением «Вставайте, люди русские!». Оно было опубликовано в «Правде», а затем начало тиражироваться на подконтрольных КПРФ интернет-ресурсах и в агитационной литературе. В обращении повторялись националистические мифы о том, что от последствий реформ пострадали в основном русские, что русские отстранены от управления экономикой, от руководящих постов в СМИ и на культурном пространстве. Использовался миф, что русские «становятся ущемленным меньшинством» в России под натиском трудовых мигрантов, которых якобы собираются расселять на «коренных русских землях».

4 ноября местное отделение КПРФ в Красноярске организовало «Русский марш», в котором приняло участие не более 300 человек (членов РНЕ, ЭПО «Русские», «Народного собора»). Перед футбольным матчем ставропольского «Динамо» с ингушским клубом «Ангушт» представители КПРФ раздавали листовки «Русские, вперед! Будь русским, 4 декабря поддержи КПРФ!». Одним из кандидатов в краевую думу от КПРФ стал лидер Союза славянских организаций Ставропольского края, участник «русских маршей» В. Нестеров14.

В предвыборной программе КПРФ имелись положения об «активном противодействии духовной агрессии против национально-культурных традиций народов России», требование наказывать за проявления русофобии. Под требованием о «достижении реального равенства всех народов России в области государственного управления, деловой активности и получения природной ренты» скрывался тезис националистов о необходимости «национально-пропорционального представительства» в госструктурах. В числе вопросов «народного референдума», который требовала провести КПРФ, был и тот, следует ли прекратить трудовую миграцию в Москву из-за рубежа в связи с усилением опасности террористических актов и роста преступности среди иностранцев15. Согласно опросу ФОМ 20 ноября, положительно восприняли идею КПРФ о возвращении графы «национальность» в паспорт 26% избирателей. Среди электората КПРФ эту идею поддержало 42% опрошенных16. Это довольно значительная часть населения, которой кажется, что упразднение графы нанесло ущерб интересам граждан.

Реакция властей и правоохранительных органов на проявление ксенофобии в предвыборной борьбе практически отсутствовала. ЦИК обратил внимание на брошюры ЛДПР лишь в ноябре и рекомендовал партии воздерживаться от пропаганды ксенофобии и национализма во время предвыборной агитации. Поводом для предупреждения стал доклад «Новая национальная политика России». Другая предвыборная литература ЛДПР осталась вне поля зрения избирательных комиссий. Обращение журналистов дагестанского еженедельника «Новое дело» 28 ноября в прокуратуру республики с требованием признать брошюру «Русские, жестче взгляд!» экстремистской17 было запоздалым.

«Партия власти», имея в виду «Единую Россию», вела себя более сдержанно в отношении национализма, памятуя к тому же, что ее электоральный ресурс сосредоточен в значительной степени в республиках (кстати, именно там она получила голоса, обеспечившие ей уверенное большинство в общенациональном масштабе). Однако дрейф в сторону радикальных националистов проявился и со стороны системных политиков (умеренных или «просвещенных» националистов). В августе Министерство юстиции РФ предоставило официальную регистрацию Конгрессу русских общин (КРО). После регистрации КРО российским Минюстом в СМИ стала активно обсуждаться тема возможного возвращения в публичную внутриполитическую жизнь России Д.О. Рогозина, который в 2004–2006 гг. занимал пост вице-спикера Госдумы РФ. Возвращение Рогозина состоялось в формате презентации его взглядов на Мировом политическом форуме в Ярославле 7 сентября 2011 г. В своем выступлении Рогозин назвал проблему русских «главным нервом российской политики». С его точки зрения, русский народ в современной России находится в положении «дискриминируемого большинства». При этом «главной линией напряженности» является конфликт между русскими и выходцами из республик Северного Кавказа. «Дело в том, что отношения русских и новых привилегированных меньшинств – это суть отношений между модернизированным центром и слабо модернизированной периферией. Исторический выбор следующий: либо периферия подчинит центр и варваризирует его, либо центр модернизирует периферию». Исправить же положение должно восстановление равноправия всех проживающих в стране этнических сообществ. Рогозин говорил о необходимости предотвращения демонстративного нарушения «русского культурного стандарта» представителями различных этнических сообществ. Была поднята тема нежелательности и опасности миграции для современной России. С его точки зрения, «губительную идеологию мультикультурализма» в Европу принесли леваки и «интеграция возможна только в сильную доминирующую культуру, а не в толерантность и безликость»18.

Националистическая повестка дня озвучивалась в 2011 г. и на трибунах РСПП (Российского союза промышленников и предпринимателей), который, хотя и не является политической партией, может рассматриваться как влиятельная общественная сила представителей крупного бизнеса. В ходе работы круглого стола из серии дискуссий о российской экономике 8 июня политолог и публицист С. Белковский заявил, что «если избирать путь модернизации, то, скорее всего, мусульманские регионы Северного Кавказа должны рано или поздно абсолютно добровольно покинуть состав Российской Федерации». А представитель движения «Русские» Е. Денежкина объявила, что русские «находятся сейчас где-то в середине татаро-монгольского ига»19.

Сотрудничество системных партий с радикальными националистами, а также попытки заимствования их лозунгов и установок стали частью предвыборной агитации в России. И хотя упомянутые политические силы, включая правящую партию, не стремились к переходу на позиции националистов-радикалов, опасность заигрывания с последними была очевидной. Посредством таких контактов вирус национализма проникал в верхи российской политической системы, делая политиков терпимыми к проявлениям ксенофобии и популизму националистического толка. Что уж говорить об общественном мнении.
В рамках националистического тренда избирательного цикла следует рассматривать и выступления в популярных печатных изданиях и на телеканалах политологов-комментаторов против проекта гражданской нации в России. Одним из самых активных оказался президент «Института национальной стратегии» М. Ремизов, объявивший о «полном провале проекта гражданской нации в России». Сразу после сентябрьского Ярославского форума, который прошел в либерально-демократическом и толерантном климате, Ремизов опубликовал статью в журнале «Эксперт», а затем две статьи в газетах «Аргументы и факты» и «Комсомольская правда»20. Как пишет автор, «Россия действительно складывалась как союз народов. Но именно для того, чтобы этот союз был возможен, необходимо признание его основного субъекта – русских как государствообразующей нации. Противостоять этому признанию от имени прав меньшинств нет никаких оснований. Ведь их права уже максимально реализованы – в виде собственных государств, влиятельных лобби, культурных автономий. Осталось лишь дополнить всю эту «цветущую сложность» национальным самоопределением большинства. Рано или поздно это произойдет. Вопрос лишь в том, станет ли пространством самоопределения Российская Федерация или какая-то другая, пока неведомая страна нашего будущего»21.

Насчет того, какая будет страна у самоопределившегося русского большинства, высказался еще сто лет тому назад русский философ Г.П. Федотов: «Россия – не Русь, но союз народов, объединившихся вокруг Руси. Если русские будут игнорировать их голоса, то останемся в одной Великороссии, т.е. России существовать не будет»22.

Уже после думских выборов в статье в «КП» Ремизовым выстраивается выдуманная версия, что якобы до 2003 г. само слово «русский» находилось под запретом, а потом «у соотечественников как будто что-то лопнуло в сознании. Стало ясно, что наднациональный проект «Россияне» проваливается в бездну»23. По мнению Ремизова, предложенная основа для нации в качестве общероссийского патриотизма не подходит, ибо она как идея имеет «наднациональный характер». Автором предлагается строить нацию не в пределах госграниц, поскольку «идея единой территориальной нации в существующих границах отсекает этих людей (имеются в виду русские за рубежом – В.Т.) от нашей общности, сужает наше пространство». Вместо лозунга «народов много – страна одна» Ремизов предлагал лозунг «стран много – народ один», имея в виду необходимость объединения всех русских в странах бывшего СССР. Еще одна причина невозможности гражданской нации в России – это то, что «для существенной части нашего общества законы гор или законы шариата выше гражданских законов». По мнению Ремизова, наиболее приемлемый выбор для страны – это не идея территориальной целостности и конституционного порядка, а «в центр государства ставим тысячелетний цивилизационный русский проект»24. Что это такое, кроме завлекающей фразы, вряд ли кому-то понятно.

Еще более вызывающими и провокационными были многочисленные высказывания появившихся в большом числе на телеэкранах «экспертов»-националистов, которых до этого не допускали на публичную арену. А здесь как будто открылись шлюзы для таких публицистов и журналистов, как Холмогоров, Крылов, Дугин, Речкалов. Произносился все тот же старый набор заклинаний о «геноциде русских» и их «врагах», но на сей раз, будучи широко тиражируемыми, эти сентенции действительно оказывали свое воздействие на взгляды рядовых граждан. Вся эта атмосфера перекочевала в президентскую кампанию.

Президентская кампания. В кампании по выборам Президента России ставки намного выше и искушение прибегнуть к националистической аргументации было сильнее. Основная борьба шла за большинство, а значит – за голоса этнических русских. По данным социологических служб, в начале 2012 г. более трети населения страны поддерживала лозунг «Россия для русских». На этот раз никаких «высших» предостережений против разыгрывания «национального вопроса» не было.

Обратимся к программам кандидатов в президенты. У лидера «Справедливой России» С.М. Миронова было сформулировано требование, которое также характерно для русских националистов, – о государствообразующем русском народе. Что может означать это понятие на практике – вряд ли хорошо понимают его поборники. Мировых аналогов оно не имеет, кроме конституций ряда постсоветских государств. Вот как это звучит в программе Миронова: «Россия – государство русского народа и других коренных народов России.
К коренным народам относятся народы, исконно проживающие на землях нынешней Российской Федерации и не имеющие государственных образований за ее пределами, за исключением Украины и Белоруссии. Миграционные процессы приостанавливаются. Все лица, незаконно проживающие на территории России, депортируются. Восстанавливается прописка – Россия не проходной двор. Восстанавливается графа «национальность» в паспорте – хватит нам быть безродными. Мы не устанавливаем приоритета религиозной конфессии. Но любое вероучение не должно вступать в противоречие с моралью и традиционными устоями коренных народов России».

В официальной газетной публикации ключевое положение программы Миронова было изложено еще более определенно: «Именно с этим связано наше намерение принять федеральный закон, или даже конституционную норму, в соответствии с которой русский народ должен быть признан государствообразующим»25. Здесь уже нет «других коренных народов России», и с этим дополнением позиция Миронова открыто подрывала основы российской государственности, ибо делила население на две неделимые категории: «коренных» и «некоренных». Представители многих национальностей живут на территории нашей страны веками, а некоторые – до того, как появились их «собственные» государственные образования. Понтийские греки и ростовские армяне, московские грузины, туркмены Ставрополья, казахи Оренбуржья, финны Северо-Запада, поляки Сибири, корейцы Дальнего Востока и Сахалина и многие другие вдруг оказываются не среди учредителей современного российского государства! Следуя такой странной логике, «некоренными» являются и евреи, которые жили в России задолго до появления государства Израиль и в большинстве своем никакой связи с ним не имеют. Таким образом, это популярное положение не имеет никакого исторического и правового обоснования, и оно практически не может быть реализовано. Однако именно на него «купились» почти все кандидаты по причине многократного повторения националистического лозунга с разных амвонов.

Еще более разрушительным для массового восприятия было положение о приостановлении миграции и депортации всех «незаконных». Трудно себе представить завершение крупнейших строек от Сочи до Владивостока, а также состояние городских дворов и загородных дачных поселков без мигрантов, не говоря уже о повсеместной и круглогодичной поставке овощей, фруктов, ширпотреба, без которых не сможет прожить население не только городов, но и сел. Антимиграционизм был вторым ключевым моментом националистического репертуара в программах. Он объясняется также достаточно просто: мигранты не имеют права голоса и именно они становятся «козлами отпущения» во всех случаях, когда нужно найти виновных, если есть конкуренция за рабочие места, если распространяется наркоторговля, преступность, терроризм; мигрантов обвиняют даже за мусор на улицах…

Миронов обещал восстановить два одиозных института советского контроля за гражданами: прописку и паспортную графу о национальности. Здесь расчет делался на откровенный популизм, ибо право на свободу передвижения и без того записано в действующей Конституции, но при этом скрытая форма прописки действует в форме регистрации по месту жительства или пребывания. Графа о национальности ушла в прошлое: в загранпаспортах на ее месте стоит гражданство, а во внутренних идентификационных документах дело идет к еще меньшему набору сведений, о которых должно знать государство.

Кандидат от КПРФ Г.А. Зюганов в свою программу включил раздел «Социальная и национально-культурная политика». «Единство социальной политики и дружба народов укрепят целостность государства. Любые проявления русофобии и попытки разжигания межнациональной розни будут решительно пресекаться, – говорилось в программе. – Будет обеспечено реальное равенство народов России в области государственного управления и в распоряжении общенародной собственностью». Несмотря на тезис о равноправии и дружбе народов, Зюганов делал заявления в пользу особой политики в отношении русского народа.
Самым глухим к «национальному вопросу» оказался М. Прохоров, но эта глухота имела нигилистский характер. Кандидат предлагал упразднить существующее административное деление Российской Федерации и сделать 25–30 «единиц, каждая из которых обладает выраженным экономическим и историческим своеобразием». Остается ли в этом числе место для 21 республики или они будут также объединены, Прохоров не разъяснил, но надо полагать, что «переформатирование» республик предполагалось. Вот только какие и каким образом должны были исчезнуть с карты России, остается неясным. По крайней мере, в отношении Северного Кавказа предложение было следующим: «На период до 2020 г. законодательно зафиксировать особый статус северокавказских республик, предусматривающий их меньшую самостоятельность в вопросах назначения руководителей правоохранительных органов, судопроизводства и организаций, задействованных в борьбе с преступностью, в том числе терроризмом». Как и с пропиской у Миронова, это обещание не требует реализации, ибо в России правоохранительная «вертикаль» существует, хотя и далеко не всегда реализуется согласно закону.

Можно предположить, что Прохоров был готов к упразднению республик, что подкрепляется и таким его программным положением: «Обеспечить права малых и коренных народов на самоидентификацию и культурную автономию, гарантируя при этом любому гражданину РФ, независимо от национальности и вероисповедания, право занимать любые государственные должности в любом субъекте РФ».

Основной кандидат в президенты страны В.В. Путин одним из первых изложил свое видение вопроса в «Независимой газете». По его мнению, «для России – с ее многообразием языков, традиций, этносов и культур – национальный вопрос, без всякого преувеличения, носит фундаментальный характер». Он изложил оценку мировой и российской ситуации, а также сформулировал несколько программных положений. Элементы эклектики и противоречивости некоторых тезисов (например, о миграции, о наборе книг для чтения) в статье присутствовали, что, видимо, объясняется борьбой за голоса большинства. Этим вызвано и высказывание, что «русский народ является государствообразующим – по факту существования России». Но здесь же автор высказался жестко в адрес националистов, прибегая в отношении России к понятию «цивилизации» вместо «национального государства», которое, по его мнению, есть государство одной этнической группы: «Стержень, скрепляющий ткань этой уникальной цивилизации – русский народ, русская культура. Вот как раз этот стержень разного рода провокаторы и наши противники всеми силами будут пытаться вырвать из России – под насквозь фальшивые разговоры о праве русских на самоопределение, о «расовой чистоте», о необходимости «завершить дело 1991 года и окончательно разрушить империю, сидящую на шее у русского народа». Чтобы в конечном счете – заставить людей своими руками уничтожить собственную Родину».

Одним из важных положений статьи Путина была оценка праздника 4 ноября – Дня народного единства, как праздника победы «над внутренней враждой и распрями, когда сословия, народности осознали себя единой общностью. Мы по праву можем считать этот праздник днем рождения нашей гражданской нации».

Во время избирательной кампании Путин посетил многие регионы, в том числе республики Северного Кавказа, где сделал взвешенные высказывания о ценности межнационального мира и о необходимости для переезжающих в другие регионы кавказцев вести себя более уважительно по отношению к местному населению. Заметим, никакого особого давления или торга с «кандидатом № 1» со стороны республиканских элит не последовало. Не было и заявлений «против шовинизма» в программах других кандидатов. Зато «русские националисты» хотели от Путина как можно большего, выдавая свое желаемое за якобы очевидное. Например, Путин высказался за то, чтобы постоянное население страны ежегодно пополнялось примерно на 300 тысяч за счет иммигрантов. А националисты объявили, что Путин предложил ограничить иммиграцию до 300 тысяч «вместо нескольких миллионов». Путин сказал о статусе русских по факту самой истории, а националисты трактовали это как «признание» установить государствообразующий статус русского народа.

Окончательно свою позицию Путин обозначил за неделю до выборов, когда главный кандидат в президенты собрал в московском Манеже 29 февраля своих доверенных лиц и руководителей выборных штабов, на котором сначала обсуждался в том числе и «национальный вопрос». Это обсуждение без Путина было сумбурным и опять крутилось вокруг «статуса русских» и «ограничения миграции». Однако в своей речи в Манеже Путин сказал очень важные слова: «Нам вместе нужно найти нечто такое, что станет объединительным фактором для всей многонациональной, но единой российской нации. И я не вижу ничего другого, кроме патриотизма».

Итоги выборов в России известны и в целом общепризнанны. Но как обстоит дело с
национализмом, который ныне в ходу в избирательных стратегиях и политической борьбе? Вряд ли игроки способны предугадать, где та грань, за которой уже не будет возможности отыгрывать националистическую карту назад.

После выборов. Что касается Государственной Думы, то здесь националистическая риторика никуда особенно и не ушла, и она остается в арсенале значительной части депутатского корпуса. Казалось бы, прошлый опыт должен был убедить, что этнонационализм с огромным трудом облекается в правовую форму принимаемых законов, но искушение написать такой закон и даже изменить Конституцию слишком велики. Взять хотя бы проблему соотечественников, которая в принятых прошлыми парламентами законах и в программах поддержки и переселений оказалась облаченной в этнически избирательную форму, что завело в тупик жизненно важную для национальной экономики, гуманитарных связей и межгосударственных отношений проблему. Этнические русские, на которых были рассчитаны все эти нормы, особенно переселяться из Украины и Казахстана не пожелали (желающие уже уехали в 1990-е гг.), а, например, российские корейцы, желающие переехать из Узбекистана в Россию, «лицом не вышли», хотя в свое время были депортированы с территории РСФСР в Среднюю Азию и здесь никаких вопросов быть не должно. Сейчас головная боль возникла еще с одними «состечествениками»: потомками мухаджиров – переселенцев с Кавказа времен Кавказской войны (главным образом это адыги-черкесы). Эти «не вышли мусульманской верой», и даже попавшие в беду гражданской войны сирийские черкесы не могут переехать в Россию, хотя речь идет максимум о нескольких тысячах (а может быть и сотнях человек).

Однако же новые депутаты уже на первых заседаниях стали требовать изменения Конституции по части записи положения о придании статуса государствообразующего народа этническим русским. Еще по некоторым столь же нереализуемым сюжетам некогда предвыборные брошюры начинают перерабатываться в проекты законов. Все это уйдет в прах, как это случилось со всеми националистическими законопроектами, крутившимися в кулуарах прошлых думских созывов. Но темп и эффективность работы парламента по части правового регулирования сферы этнополитики будут ослаблены (в прошлые два созыва не было принято ни одного закона!).

Более обнадеживающими выглядят возможные действия президентской власти в лице национального (!) лидера В.В. Путина. Здесь предвыборная заангажированность на этнонационализм (как в пользу русских, так и в пользу меньшинств) была гораздо меньше и понимания природы нашей страны и существа современной государственности имеется на порядок больше. Д.А. Медведев, выступая с последней своей речью на церемонии инаугурации нового Президента сказал, что за последние годы «Россия вошла в число ведущих наций мира». Президент В.В. Путин после принятия присяги сказал очень важные слова: мы «вернули себе достоинство великой нации… жизнь будущих поколений, историческая перспектива государства и нашей нации зависят сегодня именно от нас, от реальных успехов в создании новой экономики и современных стандартов жизни, от наших усилий по сбережению народа и поддержке российских семей, от нашей настойчивости в обустройстве огромных российских пространств от Балтики до Тихого океана, от нашей способности стать лидерами и центром притяжения всей Евразии».

Любопытно, что во всех новостных комментариях по всем телеканалам (кроме момента прямой трансляции) слова о нации уже не цитировались ни в речи Медведева, ни в речи Путина. Такое впечатление, что присутствовавшие в Кремле на инаугурации Ремизов и Дугин и их единомышленники – в одной идеологической парадигме с редакторами российских телеканалов. И эта парадигма называется этническим национализмом, хотя может быть облачена в более изощренные словесные формы.


Примечания:


Тишков Валерий Александрович – академик РАН, директор Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, доктор исторических наук, профессор.

Журнал «Вестник Российской нации». 2012. № 2-3.